Брат-2 и штанга. Константин Куровский о спорте, семье и любви

Гродненский тяжелоатлет Константин Куровский на недавно завершившемся в его родном городе чемпионате страны снова одержал победу — уже во второй раз в карьере.

Первый триумф воспитанника Геннадия Куровского случился два года назад. О том, почему было не так и сложно выиграть, плюсах работы под началом отца, отношениях со штангисткой Екатериной из Молдовы — в интервью газете «Спортивная Панорама».

— Константин, недавно вы отметили 19-й день рождения. Наверное, победа на чемпионате страны стала для вас лучшим презентом от самого себя?
— Можно и так сказать. Говорите, тренер не сомневался в моей победе? Естественно, такие слова приятны, но в этот раз вышло так, что в весовой категории до 109 кг серьёзной конкуренции ждать не приходилось. Её составил бы Андрей Арямнов, но он в Гродно не приехал… Я делал по одному подходу в каждом упражнении ещё и потому, что у меня травма кисти, и чтобы её не усугубить, решил на этом старте не торопиться демонстрировать максимум, на который способен. Показал примерно 70% от своих возможностей. В то же время команду Гродненской области подвести не мог — нужно было обязательно выйти на помост и заработать очки за победу в общую копилку. Гродненщина, как и положено, оказалась в тройке.

— Насколько в таком случае интересно выходить на помост, если заведомо понятно, что виктория уже в кармане?
— Естественно, эмоции другие, когда оказываешься на высшей ступени пьедестала, пройдя через борьбу, когда приходится трудно.

Вспоминаю чемпионат Европы среди юношей до 15 лет четыре года назад. Тогда тоже, как говорится, выиграл на «одной ноге». Сделал тогда шесть подходов, но уже после первых стало ясно, что никто меня «достать» не сможет. Естественно, хотел выиграть, ведь это был дебют на международных соревнованиях, но, опять-таки, радость особо не захлёстывала. С другой стороны, отправляясь на континентальное первенство, ставил цель поднять конкретный вес в обоих упражнениях на официальном старте. И это получилось. Поэтому такая мотивация имеет место быть у штангистов.

— Как это вообще — работать под началом родного человека?
— Да здесь никаких минусов нет. Правда, не знаю насчёт других тяжелоатлетов, но у меня с отцом полное взаимопонимание в тренировочном процессе и на соревнованиях. Наверное, остановлюсь только на одном моменте. Как вы знаете, у меня есть ещё три брата. И тяжёлой атлетикой не занимается только младший. Так вот, Роберт, который сейчас готовится выступить на ЧЕ среди спортсменов до 15 лет, очень схож по характеру со старшим братом. А тот с отцом в этом смысле не очень сошёлся, сотрудничество шло у них туговато. Поэтому считаю, что если и у Роберта с папой возникнут трудности, то им вместе лучше не тренироваться — будет страдать эффективность подготовки. Впрочем, пока об этом говорить рано, ведь Роберта ведёт бригада из трёх тренеров, и главный в ней — отец. Хотя, наверное, Роберту с ним будет поладить проще.

Константин и Геннадий Куровские на чемпионате Беларуси-2019 по тяжёлой атлетике в Гродно

— Семья Куровских — спортивная. Знаю, что мама — легкоатлетка. Не ревновала ли вас, сыновей, к занятиям тяжёлой атлетикой?

— Она только приветствовала то, что идём по стопам отца, ведь в таком случае всегда будем находиться рядом с папой. И ему будет проще справляться с воспитанием детей. А штанга этому только способствует. При этом Геннадий Валентинович нас никогда не агитировал идти в тяжелоатлеты. И не давил с предложениями попробовать себя в других видах спорта. Меня, например, завлекали на метание молота, Роберт же занимался футболом. Папа ему предлагал борьбу, что-то ещё. А в итоге всем троим по душе пришлись «железные игры». Лично я больше ничего и не пробовал. Пришёл в раннем возрасте в тяжёлую атлетику — и остановился на ней. Это мой вид спорта, который сам выбрал меня.
— Интересно, а самый младший — семилетний Ярослав — тоже последует примеру братьев?
— Вот здесь сказать ничего не могу. Кажется, что вряд ли. Да и я, если честно, не хотел бы этого. Как говорится, нас и так хватает, должно быть в семье какое-то разнообразие. Сейчас он занимается дзюдо. Если останется или выберет какое-то другое единоборство, то буду только «за». (Улыбается.)
— Ваша любимая девушка тоже «рвёт и толкает», но не в Беларуси. Откуда она?
— Катя живёт в Молдове. Три года назад, в марте, был на сборах в Бобруйске, а там как раз их команда тоже работала. Тогда они приехали в Беларусь впервые, и всегда у них в составе три девушки. Среди них и Катина сестра. Я её до того не знал и ни на каких соревнованиях не видел. Когда я её увидел впервые в зале, то внутри ничего не ёкнуло. Так что это не была любовь с первого взгляда. (Улыбается.) Даже больше скажу: она мне не понравилась, потому что вела себя чересчур пафосно. Но, как потом оказалось, она себя ведёт так только с незнакомцами. Я не знакомился с девушками, не общался, потому что восстанавливался после операции и ни о чём другом не хотел думать. К молдаванкам интерес проявили другие наши ребята — более раскрепощённые. Но в самом конце сбора мы с Катей стали общаться. Сидели на скамейках, и она сама ко мне подсела. Меня это удивило, но ещё больше — когда понял, что она простая девчонка. Не такая, какой себя позиционировала сразу.
— И как же вы стали общаться после того, как разъехались?
— Катя нашла меня в соцсетях, начали переписываться. Тогда у меня даже регистрации в Skype не было — завёл по её просьбе. Просто особо тогда не любил общение в онлайне. Видимся на международных соревнованиях и, опять же, на сборах, когда команда Молдовы приезжает в нашу страну или же мы к ним. К сожалению, это не так часто бывает, как хотелось бы. Правда, сейчас нам удаётся видеться чаще.
— Нетривиальная история. И как видите дальнейшее развитие отношений в таких обстоятельствах?
— Знаете, всё зависит от людей и их желаний. Для кого-то расстояние — решающий фактор не строить планы, а для кого-то — настоящий вызов. Ведь если трудности, а они всегда временные, два человека преодолеют, то позже это серьёзно сплотит их, а чувства станут ещё сильнее. Думаю, у меня и Кати всё получается только потому, что есть много общего. Мы занимаемся одним делом и потому ведём достаточно схожий образ жизни: тренируемся, отдыхаем, особо нигде не гуляем. Вроде бы и есть время у спортсменов, но не всё так просто. Скажем, две тренировки в день, но ведь есть ещё и учёба. В течение дня можем списаться где-то в мессенджерах, а вечером поговорить по Skype.

Фото из личного архива Константина Куровского

— У вас для «тяжа» фигура настоящего атлета. Как это удаётся?
— Считаю, что выгляжу не так уж и хорошо. Есть у меня в этом смысле образец для подражания — россиянин Дмитрий Клоков, тоже штангист. Это человек, который многого добился не только как действующий спортсмен, но и как популяризатор нашего вида спорта. Меня просто восхищает, как он выглядел, будучи
на помосте. При взгляде на его тело и не скажешь, что он занимался только штангой. Скорее, бодибилдингом.
— В ноябре в Гродно пройдёт мемориал Александра Курловича — международный лицензионный к Токио-2020 турнир. Удастся ли вам там выступить?
— Хотелось бы, но вряд ли, поскольку на помост выйдут ребята, которые готовятся завоёвывать пропуск на Олимпиаду следующего года. Посмотрим. Если что — это было бы просто здорово!

Источник: «Спортивная панорама»
Автор: Андрей Ильеня
Фото и видео: Weightlifting Belarus

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *